Великие поэтессы. Литературная среда Шуши в XIX веке
 

КАРАБАХ 18:18 / 16.05.2022 Просмотров: 3785

Распоряжением президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева 2022-й объявлен “Годом Шуши”. В рамках “Года Шуши” представляем читателям очередную статью.
Шуша - колыбель древней азербайджанской культуры. Этот прекрасный город подарил азербайджанскому народу и всему миру бессмертных личностей. Молла Панах Вагиф жил и творил в Карабахском дворце в XVIII веке и основал великую литературную школу, что свидетельствует о том, что в Шуше придавали огромное значение поэзии и искусству. Конечно, наряду с врожденным талантом каждого художника, выросшего здесь, важную роль играет и дух, вселяемый в человека загадочной природой Шуши. На этой земле родились и творили такие выдающие люди, как Джафаргулу хан Нава, Гасым бек Закир, Хуршидбану Натаван, Баба бек Шакир, Мир Мохсун Навваб, Фатма ханум Кямина, Абдуррахим бек Агвердиев, Наджаф бек Вазиров, Сулейман Сани Ахундов, Юсиф Вазир Чаманзаминли, Узеир Гаджибейли, Ахмед бек Агаоглу.
Особое место среди известных личностей из Карабаха, обогативших сокровищницу азербайджанской культуры и искусства, занимают женщины-поэтессы. 
Первой женщиной-поэтессой, воспитанной шушинской литературной средой, была дочь Ибрагимхана Джаваншира Агабеим-ага (Агабаджи) по прозвищу «Тути». Агабеим-ага — супруга иранского шаха Фетх Али-шаха Каджара, тетя поэтессы Хуршидбану Натаван. До нас дошла малая часть ее творческого наследия. Сведения об Агабеим-ага можно найти в работах литературоведа П.Ковалевского, М.Муджтахидзаде, Хана Гарадаги и иранских источниках. Агабеим-ага вышла замуж за иранского правителя, переехала в Тегеран и до конца своей жизни тосковала о родном Карабахе.
Молодая, красивая и умная Агабеим-ага завоевала любовь шаха Ирана своей добротой и благородством, он даже прислушивался к ней по многим вопросам. Более того, иранский правитель по ее просьбе не раз прощал тех, кто был приговорен к смерти. 
Согласно легенде, чтобы утешить тосковавшую красавицу-жену, Фатали-шах разбил сад и посадил все деревья и цветы, растущие в Карабахе, кроме хары-бюльбюль. Поэтесса, обойдя этот живописный сад, впоследствии писала: 

«Если даже Тегеран превратится в рай,
Не забуду Карабах – мой прекрасный край»

Скончалась Агабеим-ага на чужбине и была похоронена в городе Гум.
 Ашуг-Пери - одна из видных представителей азербайджанской женской ашугской школы первой половины XIX века. Считается основателем женского ашугского творчества.
Ашуг-Пери родилась в селении Ашагы Маралян (ныне — в Джебраильском районе) приблизительно в 1811 году. С детских лет интересовалась ашугскими стихами. Получила образование в медресе, где изучила арабский и персидский языки. В возрасте 18 лет переехала в столицу Карабахского ханства — город Шушу. Прожила и творила там до конца своей недолгой жизни, где и умерла в 1847 году, в возрасте 36 лет. 
Отец Пери — Гаджи Саяд занимался мелкой торговлей. Мать — Гюлистан ханум была прогрессивной женщиной своего времени и не препятствовала дочери получить образование.
Один из исследователей творчества и жизни Ашуг-Пери — Фирудин бек Кочарли, в своих исследованиях отмечает, что в возрасте 25 лет Пери вышла замуж за моллу по имени Мохаммед, но не была счастлива в браке. Молле не нравилось, что его молодая жена пишет стихи и участвует в поэтических вечерах, из-за чего она подвергалась постоянным упрекам со стороны мужа. В итоге все ее страдания выливались в стихи, где отражалась вся нелегкая жизнь молодой поэтессы. После смерти ашуга в 1847 году ее братья Кербалаи Ферзалы и Махмуд увезли ее тело в родную деревню в Джебраил, где и предали земле.
Ашуг-Пери относится к представителям Карабахской ашугской среды, живших и творивших в Карабахе в первой половине XIX века. Имя Ашуг-Пери, сыгравшей огромную роль в развитии азербайджанской ашугской поэзии и считающейся одной из профессиональных женщин-ашугов, перечисляется наравне с Мехсети Гянджеви, Хуршидбану Натаван, Хейран-Ханум и Фатмой Кямина. До наших дней дошла лишь малая часть ее стихов.

Хуршидбану Натаван - азербайджанская правительница, дочь последнего правителя Карабаха Мехтигулу хан Джаваншира, внучка Ибрахимхалил хана. Она была из рода Гянджинского правителя Джавад хана по матери. Ее мать Бедирджахан бейим же была внучкой Зия хана, дочерью Угурлу бека. Хуршидбану была единственным ребенком семьи и последней наследницей Карабахского ханства, поэтому ее во дворце называли «Дюрру йекта» (Единственная жемчужина), а в народе «Хан гызы» (дочь хана). 
Хуршидбану Натаван была личностью, обладающей ярким талантом и передовыми идеалами. Она оставила глубокий след в культурной и социальной жизни Азербайджана. 
Хуршидбану Натаван была выдающейся личностью своего времени, прославившаяся своим благородством и меценатством не только в Азербайджане, но и во всем Закавказье. Она поддерживала бедных, провела водопровод в город Шуша. Родник, проведенный Х.Натаван известен под названием «Хан гызы». 
Хан гызы, приняв во внимание предложение поэтов, создала в городе Шуша «Меджлиси-унс» (дружеский, искренний меджлис, собрание друзей). Руководство этим кружком и все материальные затраты на него Хан гызы взяла на себя. Именно в этот период, Хуршидбану взяла себе псевдоним «Натаван», то есть «беззащитная», «беспомощная». На Меджлис-унсе участвовали наряду с прославленными карабахскими поэтами и известные ханенде (исполнитель мугама) и сазенде (ашуг, исполнитель на сазе).
Творчество Натаван не ограничивается одними стихами. Она также занималась и художеством, имела изысканные рукодельные работы, вышивки в различных жанрах. Доказательствами ее художественных вышивок являются рисунки в альбоме под названием «Цветочная тетрадь» (1886).
Любовь Натаван к поэзии и к своей родине не была случайной. Она была истинной дочерью своих предков и следовала традициям ханской династии, к которой принадлежала.
Интеллект и талант Натаван поразили великого французского писателя Александра Дюма, путешествовавшего в то время по Южному Кавказу. Великий писатель отмечал в своих мемуарах: «Однажды вечером на приеме мы встретили двух принцесс. Одной из них была жена Мехдигулу-хана, а другой – его дочь. Матери было около сорока, а дочери не более двадцати лет. Девушка выглядела замечательно в своем дорогом национальном костюме…»
Хасай-хан, за которого она вышла замуж не по любви, был неординарным человеком. Генерал Усмиев был лично знаком как с азербайджанскими, так и с русскими мыслителями своего времени – среди них были Мирза Фатали Ахундов, Мирза Шафи Вазех, Бестужев-Марлинский и другие. Они состояли в активной переписке и были частыми гостями в доме Усмиева. Натаван, отправившаяся со своим супругом в Тифлис и Дагестан, принимала участие в этих литературных и культурных встречах и имела возможность дискутировать с видными деятелями своего времени. В частности, ей очень импонировали мысли Мирзы Фатали Ахундова.
Несмотря на возможности, определенные ее положением и связями ее мужа, чувственная поэтесса Натаван так и не полюбила Хасай-хана. После развода с Усмиевым и возвращения в Шушу Натаван вышла замуж второй раз, и этот период ее жизни был непосредственно связан с любимым ею Карабахом.
Натаван сыграла неоценимую роль в развитии и модернизации этого города, который по праву считается колыбелью культуры. Ее вклад не ограничился строительством школ, художественных центров и объектов водоснабжения в Шуше. Ее свободолюбие, приверженность к миру искусства и благородное поведение стали примером и придавали женщинам Карабаха моральную силу. В своих стихах Хуршидбану критиковала бытующее в обществе пренебрежительное отношение к женщинам, требовала справедливости. А своим примером она доказала, что женщина, имеющая равные с мужчинами права, может быть не только творческой личностью, но и достойным интеллектуальным и общественным деятелем.
Потеря сына в раннем возрасте предопределила трагические тона ее произведений. 

Томлюсь и жду, но нет тебя,
Ты не пришел, скажи, зачем?
Опять вздыхаю я, скорбя...
Ты не пришел, скажи, зачем?
Не занялся ты, мой рассвет,
Унес ты сердце – сердца нет.
И я в тоске ищу твой след...
Ты не пришел, скажи, зачем?..

Но никакие потрясения в личной жизни не смогли отвлечь ее от благотворительности и заботы о родном городе. Интересен и тот факт, что литературное сообщество «Маджлиси-унс», организованное Натаван, просуществовало до смерти поэтессы.
Фатма ханум Кямина была дочерью карабахского поэта Мирзы Бейбаба, родилась и жила в Шуше. Она с успехом участвовала в поэтических меджлисах и нашла признание как одна из самых ярких поэтесс Востока. Некоторые исследователи называют ее третьей по значимости среди поэтесс Карабаха.

Огонь разлуки иссушил и сжег меня дотла,
Несчастий тьма меня, мой Бог, до края довела.
Терпенье мое видя, грозный рок рассвирепел,
В меня направив еще больше страшных стрел.

Она родилась в семье интеллигента Ага Мирзы Бейбаба, писавшего стихи под псевдонимом «Фани». Фатма ханум была для своего времени хорошо образована и в совершенстве владела персидским языком. Она до конца своей жизни проживала в Шуше и была автором около 400 стихотворений.
Поэтесса воспевала чистую любовь, непорочность, ее стихи вселяли надежду и вдохновение читателю. Как и его современница Натаван, в ее стихах преобладают печаль и тоска.
Гамэр бейим Шейда – (1881, Шуша — 1933, Баку) — азербайджанская поэтесса, внучка Джафаркули-хана Сарыджалы-Джеваншира. Окончила гимназию для девушек в Шуше. Будучи очарованной ее стихами, Хуршидбану Натаван дала ей псевдоним «Шейда». Немногие из ее произведений сохранились. В Институте Рукописей Академии Наук Азербайджанской Республики хранится два экземпляра ее рукописей 1918 года: газель «Аган джаны», и пьеса «Потоп страдания» («Zülmün daşqını»).
Сегодня 270-летняя Шуша, объявленная культурной столицей, освобождена после 30-летней армянской оккупации. Эта великая Победа Азербайджанской Армии не только положила конец тоске о Карабахе в сердцах каждого азербайджанца, но и успокоила души великой Натаван, непревзойденной Фатмы ханум Кямины, великолепной Ашуг-Пери, величественной Агабеим-ага и других карабахских поэтесс.

 

Назиля АБДУЛЛАЗАДЕ,
доцент Азербайджанского государственного педагогического университета,
доктор философии по педагогике